Микрополе красного цвета представлено в ЦКМ поэта следующим образом (табл. 1). Немотивированное моносемное прилагательное красный служит названием данного микрополя. Оно же является ядерным цветообозначением как самое частотное в поэтических текстах В.Высоцкого.

Заметим, что микрополе красного цвета является самым «богатым» на оттенки чистого нейтрального цвета, что объясняется наличием в языке «большого диапазона и большой палитрой самых разных оттенков» названий красного цвета [Бахилина 1975: 173]. В то же время поэт не пользуется слабыми текстовыми заместителями, имплицитно содержащими цветовую архисему, ему достаточно лексического многообразия сильных ТЗ.

Таблица 1. Микрополе красного цвета

Ядро микрополя Сильные текстовые заместители Слабые текстовые заместите ли Примыкающие текстовые заместители Околополевое пространство
красный(42) красна (6)   рыжий (5) кровью харкало перо
  ярко-красный   ржавый в невинную бумагу
  покраснеть   цвет янтаря (2) кровь на снегу
  багровый (2)   бледно- красные пятна флажков
  кумач   розовый (2) бурая пена (о крови)
  розовый   малиновый (2) солнечный кровоподтек
  зардеться     черная кровь врагов
  алый     розовый восход
  аленький     закаты багровые
  кровь (4)     брызнули камни
  окровавлен     из раненых скал
  ный (3)     коралловые города
  кровавый (5)     рыжие пятна в реке
  окровавить (2)      


Следует отметить также многообразие единиц околополевого пространства. В эту группу мы включаем авторские нечленимые сочетания: рыжие пятна в реке, розовый восход, багровые закаты (оттенок цветового прилагательного дополняет косвенный колоратив, традиционно окрашиваемый в красный цвет), черная кровь врагов (коннотат оценки, реализованный посредством колоратива микрополя другого цвета, позволяет зрительно представит вражескую кровь в «темных тонах»); лексические оппозиции белого и красного цветов, реализованные на уровне косвенных колоративов: кровь на снегу, кровью харкало перо в невинную бумагу (зрительно представляется белый лист и красные пятна крови на нем); цветовые авторские метафоры: К утру расстреляли притихшее горное, горное эхо, / И брызнули камни — как слезы — из раненных скал (Расстрел горного эха) (олицетворяя эхо, автор создает удивительно реалистичный образ брызнувшей из человеческой раны крови). Обратим также внимание на употребление автором цветового прилагательного коралловый. В словарной дефиниции эксплицирован цветовой вариант красного оттенка: коралловый - 2. Светло-красный, цвета красного коралла.

Эта лексема несколько раз встречается в поэтических произведениях Высоцкого, но её контекстуальное употребление позволяет предположить, что автор в большинстве случаев употребления слова коралловый использует денотативное значение 'состоящий из кораллов':

Киль - как старый неровный
Гитаровый гриф:
Это брюхо вспорол мне
Коралловый риф

(Баллада о брошенном корабле)

Однако в стихотворении «Упрямо я стремлюсь ко дну» реализуется цветовая семантика этого слова, понять и увидеть которую помогает авторская «подсказка» многоцветна:

Коралловые города...
В них многорыбно, но не шумно -
Нема подводная среда,
И многоцветна, и разумна

Скорее всего, многоцветность касается не только окраски рыб в подводной среде, но и оттенков морских кораллов, которых, согласно словарному определению, может быть несколько:

коралл — 1. Морской полип, живущий обычно большими колониями на возвышениях морского дна. 2. Ярко-красный, розовый или белый камень, известковое отложение этих животных.

Как известно, именно три цвета: «красный, белый и чёрный являются исходными с точки зрения цветового восприятия и развития системы цветообозначений практически в любом языке» [Михайлова 1996: 49]. Интересно, что именно в «красно-чёрно-белой гамме выполнены самые древние из известных археологам наскальные рисунки, относящиеся к эпохе верхнего палеолита (230 — 40 тысяч до нашей эры)» [Арапов 1989: 38]. Возможно, уже тогда ното sapiens не только различал эти цвета и рисовал ими, но и мог их назвать. В русских памятниках письменности слово «красный» известно с древнейших времён, широко употребительно и используется для характеристики очень многих и очень разных положительных качеств: «красивый, прекрасный, превосходный, великолепный, приятный, привлекательный, ценный,   драгоценный,   отличный,   изрядный,   отменный   и   прочие»

[Бахилина 1975: 165]. А с середины XVI века это слово употребляется в роли цветообозначения, «но и как цветообозначение слово красный характеризуется известной многозначностью, большим диапазоном или большой палитрой самых разных оттенков, которые оно называет» [Бахилина 1975: 173].

В лексико-семантическом пространстве с исходным прилагательным красный в переносном значении употребляется слово розовый в значении «заключающий в себе только приятное, радостное, светлое», например:

Был развеселый розовый восход,
И плыл корабль навстречу передрягам,
И юнга вышел в первый свой поход
Под флибустьерским черепастым флагом

(Был развеселый розовый восход...)

Для молодого юнги это первый поход в море, он счастлив: сбылась его мечта («А у юнги от счастья качалась душа, //Как пеньковые ванты на гроте»). Романтика будущих приключений, мальчишеский восторг - это розовые очки ребенка, которые и позволяют ему видеть свой последний восход в розовом цвете.

Для Высоцкого вообще характерно широкое употребление оттеночных качественных прилагательных, причём наиболее широко представлены оттенки красного: красный, рыжий, ржавый, бледно-розовый, рдяный, багровый, алый, малиновый. Характерно, что красный цвет входит в древшою триаду чёрный — белый — красный и что именно этот цвет стал «осознаваться как цвет по абстрактному признаку насыщенности»   [Зубова   1989:   113].   Как   отмечает Н.Б.   Бахилина, прилагательное красный само по себе «не очень выразительно, и художники слова, особенно поэты, охотно употребляют слова, обозначающие более точные и более экспрессивные оттенки красного [Бахилина 1975: 173]. Однако «номинация «чистого» безоттеночного красного иногда бывает незаменимой — например, когда речь идёт о символике значений» [Купчик 2001: 144].

Красный цвет в лирике Высоцкого несет особую смысловую нагрузку. В первую очередь — это запрещающий цвет светофора, ограничение свободы. Наиболее ярким примером в этом отношении является стихотворение «То ли — в избу и запеть...»:

Сколько лет счастья нет,
Впереди — всё красный свет...
Недопетый куплет,
Недодаренный букет... Бред!

Семантику красного помогают понять слова, которые окружают цветообозначение: «счастья нет», «недопетый», «недодаренный», «бред» - вот значение красного для Высоцкого. Тоска, неудача, незаконченность, запрет (ср. красный свет светофора) — семантика красного цвета.

Номинации красного и его оттенков используются при обозначении цвета лица, губ, щёк человека. Красный цвет лица, губ, щек персонажей В.Высоцкого обычно не связан с «семантикой молодости, здоровья, жизненной силы, зрелости» [Зубова 1989: 154]. Красный цвет лица чаще обусловлен чувством стыда, негодованием, болезненным состоянием или смущением героя:

А Иван от гнева красный, -
Пнул Кощея, плюнул в пол...

(Сказка о несчастных сказочных персонажах)

Единицы микрополя красного цвета передают цвет одежды, предметов и т.п. и являются семантической основой переносных и символических значений. К примеру, в стихотворении «Райские яблоки» райские плоды окрашены в бледно-розовый цвет — символ мечты, надежды, чистоты и невинности:

В дивных райских садах наберу бледно-розовых яблок.

Характерно, что мечта в итоге оказывается несбыточной, и вместо райского сада будут «кущи-сады, в коих прорва мороженых яблок».

В стихотворении «Общаюсь с тишиной я ...» реализуется оппозиция «белое — красное», которая символизирует здесь обыденное и бунт против обыденного. Врач в белом халате (символ традиционности в этом контексте) не способен понять героя, у которого плащ яркого, кричаще малинового цвета (здесь — символ бунта, восстания, протеста):

Халат закончил опись
И взвился — бел, крылат.
«Да что же вы смеётесь?» -
Спросил меня халат...

Со мной смеются складки
В малиновом плаще.
С покойных взятки гладки, -
Смеялся я — вообще.

Интересно, что художественные образы этого стихотворения, построенные на осмыслении единиц белого и малинового цветов, подсказаны В.Высоцкому жизненным опытом. В их основе лежит запас личных впечатлений от пребывания в больничной палате. Парижская больница поэту показалась тогда «настоящей психиатричкой» [Новиков 2008], а его малиновая пижама трансформировалась в малиновый халат — символ адового пламени для сошедшего с сума алкоголика.

Сильные ТЗ группы красного передают также цвет крови или веществ и поверхностей, окрашенных кровью. Показательным в этом отношении является песня «Охота на волков». Здесь также реализуется оппозиция «белое — красное», но теперь они как бы поменялись местами. Белый теперь — символ свободы, в стихотворении он представлен посредством косвенной номинации снег, актуализирующей сему отсутствие каких-либо ограничений:

На снегу кувыркаются волки,
Превратившись в живую мишень...
...Оградив нам свободу флажками,
Бьют уверенно, наверняка

В итоге получается следующая формула: СНЕГ = СВОБОДА = БЕЛОЕ. Пятна красные флажков (единица околополевого пространства микрополя красного цвета) — это и запрет, и неволя, и одновременно пятна крови на снегу тех, кто осмелился переступить черту запрета. Зрительный образ стихотворения усиливает косвенная цветовая оппозиция СНЕГ - КРОВЬ = БЕЛОЕ - КРАСНОЕ:

Кричат загонщики, и лают псы до рвоты,
Кровь на снегу - и пятна красные флажков

Стихотворение интересно и противопоставлением чёрное — белое, в котором реализуется традиционная символика белого и черного как положительного и отрицательного. Так, автор рисует охотников прячущимися в тени, а добычу — кувыркающейся в снегу. Оппозиция снова реализуется на уровне косвенных цветономинации: ТЕНЬ — СНЕГ = ЧЁРНОЕ - БЕЛОЕ, а сопровождающие их характерные глаголы «прячутся» - «кувыркаются» подчеркивают авторскую позицию (сострадание по отношению к жертвам охотников):

Из-за елей грохочут двустволки —
Там охотники прячутся в тень. —
На снегу кувыркаются волки,
Превратившись в живую мишень

Помимо безоттеночного красного из других представителей данного микрополя наиболее распространен рыжий. В структуре семантического поля красного цвета это цветообозначение мы поместили в группу примыкающих ТЗ, так как его значение предполагает несколько цветовых оттенков:

рыжий—   1. Цвета меди, красно-желтый:

Следуя     традиции     употребления     этого     цветообозначения, В.Высоцкий использует «рыжий» для описания цвета волос человека:

Личность в штатском — парень рыжий.
Мне представился в Париже

(Перед выездом в загранку...)

К символике данного цвета В. Высоцкий, на наш взгляд, обращается лишь в стихотворении «Ошибка вышла», где герой, считая прием у врача жестокими пытками, сравнивает медсестру с «рыжей чертовкой»:

Но туже затянули жгут,
Вон вижу я - спиртовку жгут,
Всё рыжую чертовку ждут
С волосяным кнутом.

Где-где, а тут своё возьмут!
А я гадаю, старый шут:
Когда же раскаленный прут —
Сейчас или потом?

Известно, что издревле людям с рыжими волосами приписывались магические способности. Здесь рыжий — цвет колдуньи, истязательницы.

Помимо употребления прилагательного красный в качестве цветонаименования, Высоцкий использует его и в исторически первоначальном значении — для характеристики положительных качеств: «красна девица» и «для красного словца», то есть для остроумного словца.

Таким образом, семантика красного цвета в поэзии Высоцкого также неоднозначна и характеризуется двойственностью значений. Красный — «первый цвет, замеченный и воспроизведенный людьми, так как он ассоциируется в сознании людей с кровью, огнём, солнцем, осенними листьями» [Миронова 1993: 173]. Это «теплый цвет», воплощающий жизнь, энергию, подвижность, силу, борьбу. Бинарность значения красного проявляется в том, что, с одной стороны, это цвет тепла, крови, дающей жизнь, огня, согревающего человека, но, с другой — это цвет войны, разрушения, пламени, пожара и запрета.

Дюпина Ю.В. Цветообозначения в репрезентации поэтической картины мира Владимира Высоцкого: структура, семантика, функции. - Тюмень, 2009.

Новые материалы

Роль цветообозначений в создании образной системы поэзии В. Высоцкого

Известно, что лексика со значением цвета — это одно из важнейших средств создания словесной живописности и конкретной художественной образности в поэзии. Эта лексика позволяет художнику слова представить изображаемое в непосредственной наглядности, «зримости».

Подробнее...

Зеленый в цветовой картине мира В.Высоцкого

Общее количество лексем микрополя зеленого цвета в цветовой картине мира В.Высоцкого составляет 27 членов. Основная цветовая нагрузка лежит на семантическом ядре микрополя - это немотивированное моносемное прилагательное зеленый (1. Цвета травы, листвы. 3. Относящийся к растительности; состоящий, сделанный из зелени).

Подробнее...