Микрополе серого цвета состоит из 88 членов и  представлено следующими цветообозначениями (табл. 1). Формирование микрополя серого цвета (а в частности, определение статуса цветообозначений серебряный и серебро) вызвало у нас определенные трудности.

Таблица 1. Микрополе серого цвета

Ядро микрополя Сильные текстовые заместители Слабые текстовые заместители Примыкающие текстовые заместители Околополевое пространство
серый (38) серость (4) серенький (2) светло-серый (2) серо сер сталь седой (16) седина (3) седовласый (2) седеть поседеть серая мгла серая бездушная масса серое платьице с узорами блеклыми сторож седой - туман слезы вперемешку с талым снегом серебряный (9) серебро (2)

Сложную двухъярусную структуру данного микрополя можно представить в виде схемы:

схема 3

В словарной дефиниции данных цветообозначений наличествуют две семы (белый и серый): серебряный — 2. Блестяще-белый, цвета серебра, серебро — 1. Драгоценный блестящий металл серовато-белого цвета. Это значит, что данные единицы микрополя должны быть отнесены к примыкающим ТЗ. Однако, исходя из контекстуального анализа семантики слов серебряный и серебро, мы пришли к выводу, что в большинстве поэтических текстов В.Высоцкого эти колоративы не передают оттенок ни того, ни другого цвета. Кроме наличия двух цветовых сем, в этих лексических единицах присутствуют семы «блеск» и «драгоценный». Именно это значение важно для автора:

Но к ней в серебряном ландо
Он не добрался и не до...

Не добежал, бегун-беглец,
Не долетел, не доскакал

(Прерванный полет)

Дом хрустальный на горе - для нее,
Сам, как пес бы, так и рос - в цепи.
Родники мои серебряные.
Золотые мои россыпи!

(Дом хрустальный)

Осознавая высокую субъективность этого вопроса, считаем целесообразным отнесение прилагательного серебряный и существительного серебро к разряду околополевого пространства, а не в группу примыкающих ТЗ.

Примыкающий ТЗ седой и все члены его парадигмы, организуя сложную двухъярусную структуру поля (слова седина, седовласый, седеть, поседеть, будучи сильными ТЗ для микрополя седой, относятся к группе примыкающих ТЗ микрополя серый), одновременно являются членом микрополей белого и серого.

Особенно богатым на составляющие единицы нам показалось околополевое пространство данного микрополя. Именно эти элементы отражают авторское видение серого цвета. Показательно, что многие из них содержат в своей структуре ядерное название цвета, но, являясь нечленимыми контекстуальными сочетаниями, дополняют его значение новыми коннотациями или символическим значением.

Отдельно остановимся на авторской метафоре слезы вперемешку с талым снегом. Словарная дефиниция ни одного из членов этого сочетания не содержит сему серого цвета. Только в авторском контексте представляется возможным оценить цветовую наполняемость метафоры, а так называемым «помощником» в этом служит ядерное название цвета, употребленное автором в том же контексте, настрой всего произведения и общее значение серого цвета в творчестве В.Высоцкого. Примечательно, что в одном ряду с косвенным указанием на серый цвет находятся фиолетовый (дурман фиалок) и красный (нагота гвоздик). Эффект цветового контраста помогает противопоставить романтику обыденности, богатство внутреннего мира — убожеству внешнего.

Итак, я оставляю позади,
Под этим серым неприглядным небом,
Дурман фиалок, наготу гвоздик
И слезы вперемешку с талым снегом

(Романс)

Серый цвет «не является ни цветным, ни светлым, ни тёмным. Он не вызывает никакого возбуждения и свободен от какой-либо психической тенденции. Серый - это нейтралитет, ... он не внешний и не внутренний, не напряжение и не расслабление» [Люшер: 136]. Действительно, если вспомнить все ахроматические цвета, то серый можно расположить между белым и черным. А учитывая, что белый и чёрный — это начальный и конечный цвета, серый — середина между ними или, иначе говоря, «ни то ни сё», это скорее отсутствие оценки.

Символика серого в поэзии В.Высоцкого не идет вслед за традицией: серый не воспринимается поэтом как спокойный нейтральный цвет. Интересно, что автор крайне редко использует номинации этого цвета в прямом значении.

Сам, впрочем, занимаюсь авторалли я,
Гоняю "ИЖ" - и бел, и сер, и беж

(Мы с мастером по велоспорту Галею...)

Очкастый частный собственник
В зеленых, серых, белых "Жигулях"!

(Песня автозавистника)

На прямое, цветовое значение почти всегда накладывается переносное:

  1. «посредственный, ничем не примечательный»;
  2. «малокультурный, необразованный».

В этом значении Высоцкий часто использует общеязыковые метафоры:

И взмолилась толпа бесталанная –
Эта серая масса бездушная, -
Чтоб сказал он им самое главное,
И открыл он им самое нужное

(Из-за гор, я не знаю, где горы те...)

Нет прохода и давно
В мире от нахалов, -
Мразь и серость пьют вино
Из чужих бокалов

(Нет прохода и давно...)

Нужно отметить, что тема разоблачения обыденности, невежественности весьма характерна для поэзии Высоцкого. Наверное, поэтому и номинации серого цвета составляют одну из цветовых доминант творчества поэта.

Несомненно, Высоцкий, пользуясь номинациями серого цвета, учитывал то его значение, о котором говорится выше:

До свидания, я - в ГУМ, за покупками:
Это - вроде наш лабаз, но - со стеклами...

Ты мне можешь надоесть с полушубками,
В сером платьице с узорами блеклыми

(Два письма)

Слова, окружающие цветономинацию, соответствуют значению повседневности: «ты мне можешь надоесть», «блеклые узоры». Такое же95

значение мы видим в стихотворении «Наши предки — люди тёмные и грубые»:

Нашу жизнь не назовешь ты скучной, серенькой
Тем не менее, не радует сейчас:
Ктой-то видел пару блюдец над Америкой,
Ктой-то видел две тарелки и у нас.

В первой строке рядом с номинацией серого цвета находится его контекстуальный синоним «скучный».

В творчестве Высоцкого представлена оппозиция «белое — серое». Причем, серый цвет получает традиционную для Высоцкого интерпретацию «заурядного, посредственного», а белый — «исключительного, выделяющегося». Более того, Высоцкий, как истинный художник слова, использует эти два цвета для достижения эффекта контраста, с помощью которого при чтении стихотворения возникает яркий зрительный образ. Играя на контрастах, поэт создаёт следующие серо-белые образы:

Жили-были в Индии с самой старины
Дикие огромные серые слоны —
Слоны слонялись в джунглях без маршрута,
Один из них был белый почему-то.
Добрым глазом, тихим нравом отличался он,
И умом, и мастью благородной, -
Средь своих собратьев серыхбелый слон
Был, конечно, белою вороной.

Семантику «исключительности» белого и «заурядности» серого подчёркивает соответствующее фразеологическое единство «белая ворона». Каламбурное обыгрывание цветовых эпитетов, одновременно используемых в качестве описательной характеристики и компонента в составе фразеологизма, придает создаваемому зоологическому персонажу человеческие черты.

В «Песне Белого кролика» мы снова встречаем белое животное, которое, ко всему прочему, желает стать серым, т.к. серым, по его мнению, быть проще — меньше проблем:

Зачем, зачем, сограждане, зачем я Кролик — белый?
Когда бы был я серым — я б не бегал, а сидел.
Все ждут меня, всем нужен я — и всем визиты делай,
А я не в силах отказать: я страшно мягкотелый, -
Установить бы кроликам какой-нибудь предел!

«Сереньким» в стихотворении «Песенка про Козла отпущения» Высоцкий называет на этот раз козла, который в первой части песни соответствует его представлениям обо всем сером:

Не противился он, серенький, насилию со злом,
А сносил побои весело и гордо.
Сам Медведь сказал: "Робяты, я горжусь Козлом -
Героическая личность, козья морда!"
И пощипывал он травку, и нагуливал бока,
Не услышишь от него худого слова, -
Толку было с него, правда, как с козла молока,
Но вреда, однако, тоже - никакого.

Однако сюжетные повороты произведения меняют семантику серого. Из жертвы, «мальчика для битья» Козел превращается в тирана, «серого кардинала». Возникает так называемый эффект обманутого ожидания: маленький серенький козлик не только сберег свои рожки да ножки, но и превратился в страшного Козла отпущения — грозу всего заповедника.

Если выстроить ряд контекстуальных синонимов для цветообозначения серого цвета в произведениях Высоцкого, получится следующая цепочка: «надоесть» - «скучный» - «безликая толпа» -«неприглядный» - «злой» - холодный» — «обычный» — «не противиться» — «сносить побои» и т.п.

И, конечно, не вызывают сомнения авторские предпочтения в оппозиции серое - белое. Высоцкий явно высмеивает серость и посредственность нашей жизни, для чего и сталкивает в своих контекстах такие полярные цветообразы:

Мы строим школу, чтобы грызть науку дерзко.
Мы все разрушим изнутри и оживим,
Мы серость выбелим и выскоблим до блеска,
Все теневое мы прикроем световым.

Однако употребление Высоцким цветономинаций серого не ограничивается только семантикой посредственности. Стихотворение «Мой чёрный человек...» начинается со строк:

Мой черный человек в костюме сером
Он был министром, домуправом, офицером.

а также:

Подшит крахмальный подворотничок
И наглухо застегнут китель серый
И вот легли на спусковой крючок
Бескровные фаланги офицера.

(«Попытка самоубийства»).

Вэй Бяо в работе «Стилистический приём и его роль в создании художественного образа» выделяет в качестве одного из приёмов цветописи называние цвета одежды как социального признака его носителя. Он отмечает, что «одежда издавна отражает социальную дифференциацию общества. Именно поэтому переносное употребление её названий становится средством социальной характеристики человека» [Бяо 2000: 135]. На наш взгляд, автор использовал именно этот прием называния цвета одежды как социального признака её носителя, «одев» в серое министров, домуправов и офицеров: серый костюм — одежда официальных лиц, а Высоцкий, как известно, ненавидел официоз.

Анализ семантики серого, её двойственность и бинарность позволяет сделать вывод о том, что в произведениях B.C. Высоцкого, помимо реализации древнейших представлений человека о том или ином цвете, которые основаны на мифологическом образе мышления, имеют место и символические значения.

Таким образом, мы пришли к выводу, что языковые единицы, обозначающие серый цвет, несут в себе некую смысловую нагрузку, которая позволяет им играть различные роли в тексте и влиять на его понимание.

Дюпина Ю.В. Цветообозначения в репрезентации поэтической картины мира Владимира Высоцкого: структура, семантика, функции. - Тюмень, 2009.

Новые материалы

Роль цветообозначений в создании образной системы поэзии В. Высоцкого

Известно, что лексика со значением цвета — это одно из важнейших средств создания словесной живописности и конкретной художественной образности в поэзии. Эта лексика позволяет художнику слова представить изображаемое в непосредственной наглядности, «зримости».

Подробнее...

Зеленый в цветовой картине мира В.Высоцкого

Общее количество лексем микрополя зеленого цвета в цветовой картине мира В.Высоцкого составляет 27 членов. Основная цветовая нагрузка лежит на семантическом ядре микрополя - это немотивированное моносемное прилагательное зеленый (1. Цвета травы, листвы. 3. Относящийся к растительности; состоящий, сделанный из зелени).

Подробнее...