Звукоцветовые соответствия представляют собой своеобразный аспект символики звуков речи. Они имеют чисто синестетическую основу и касаются только некоторых звуков. По мнению Р.Якобсона, цветовую окраску имеют только гласные звуки [Якобсон 1966: 137].

По наблюдениям же А.П. Журавлева, некоторые согласные большинством информантов «окрашиваются» вполне определенно (например, Р воспринимается как «тёмно-красный»). Но всё же наиболее чёткие звукоцветовые соответствия прослеживаются в основном для гласных. Л.П. Прокофьева в статье «Звукоцветовая картина мира в речи» формулирует гипотезу о «существовании синестетически обусловленной звуко-цветовой картины мира, которая организуется с учетом универсальной (бессознательной) способности человека ассоциировать звуки и цвета, национального (подсознательного) свойства отражать специфику взгляда на мир через конкретный язык в образно-логическом и эстетическом восприятии и индивидуальной (сознательно-подсознательной) переработки поступающей информации в конкретном акте речи, творчества» [Прокофьева 2008: 102].

Перед нами не стоит задача досконально исследовать звуко-цветовую картину мира В. Высоцкого. Материал данного параграфа будет носить фрагментарно-иллюстративный характер с целью выявления особенностей функционирования цвета на уровне звука в текстах В.Высоцкого. В рамках данной задачи считаем возможным исследовать в указанном отношении лишь некоторые тексты, потенциально развивающие звуко-цветовые смыслы.

Звуковая форма стихотворения должна находиться в соответствии с общим его содержанием, так как соответствие формы и содержания есть обязательное условие самого существования художественного произведения. Конечно, поэты не могли пройти мимо такого важного свойства звука речи, как быть носителем некоторого значения, поскольку эта особенность звуков открывает дополнительные возможности ярче выразить содержание. Другими словами, если соответствия звуков определённым цветам существует, пусть даже в подсознании, то они должны где-то проявляться, звукоцвет должен как-то функционировать в тексте. В поэзии же звуковая сторона особенно важна.

Чтобы проверить эти предположения, возьмём стихотворение Высоцкого, в котором создаётся цветовая картина, а именно зимний пейзаж — «Гололёд». Приведем его без рефрена:

Гололед на Земле, гололёд –
Целый год напролёт гололёд.
Будто нет ни весны, ни лета —
В саван белый одета планета.
Люди, падая, бьются об лед.

Гололед на Земле, гололёд –
Целый год напролёт гололёд.
Гололед, гололёд, гололёд.
Целый год напролёт, целый год.

Даже если всю землю — в облет,
Не касаясь планеты ногами, -
Не один, так другой упадёт
На поверхность, а там — гололёд! —
И растопчут его сапогами.

Только — лёд, словно зеркало, лёд,
Но на детский каток не похоже, —
Может — зверь не упавши пройдёт...

Гололёд! — и двуногий встает

На четыре конечности тоже.

При прочтении этого стихотворения зрительно представляется картинка в белых тонах. Поэтический талант, чувство языка помогают Высоцкому отобрать наиболее выразительные языковые средства, чтобы картина получилась яркой, зримой. Такая зримая картина должна самим звучанием своим вызывать в глубинах сознания читателя белый цвет. Для этого, согласно теории А.П.Журавлева, в стихотворении должны быть подобраны такие слова, в которых много звуков соответствующего цвета, то есть звуков О (Ё). Поэт, конечно, может не осознавать этих звукоцветовых соответствий, но тонкое чутьё художника подскажет ему, что подбор именно таких гласных усиливает нужное эмоционально-образное впечатление.

Чтобы выяснить, так это или нет, нужно посчитать частотность звуков в интересующем нас стихотворении и выделить гласные, количеством превосходящие норму. Так как в обычной речи звуки встречаются с определённой частотностью, значит, специальный содержательный звуковой тон поэтической речи может быть создан путём увеличения числа звуков с определенными значимостями и уменьшения числа звуков с противоположными значимостями. Поэтому за норму принимается частотность звуков в обиходной разговорной речи.

По мнению А.П.Журавлёва, среди гласных наиболее заметны в тексте ударные, поэтому и в «цветовой» программе мы подчеркнули роль ударных, удваивая их при счёте.

Итак, общее количество звукобукв (З-Б) (графонов) в стихотворении «Гололёд» - 694 (если считать ударные за две). Результаты дальнейших подсчетов можно свести в таблицу:

Звуко-буквы Количество З-Б

Доли З-Б в

тексте

Нормальные доли Отношение долей З-Б к норме Место З-Б по их преобладанию над нормой Цвет преобладающих звукобукв
Э+Е 66 0,095 0,085 1,11 2 зелёный
О+Ё 163 0,234 0,109 2,14 1 белый
Ы 13 0,018 0,018 1,00 3 чёрный
У+Ю 12 0,017 0,035 0,48 5 темно-синий
И 12 0,017 0,056 0,30 6 голубой
А+Я 47 0,067 0,017 0,57 4 красный

Таким образом, в звуковой ткани стихотворения «Гололед» доминирует (в два с лишним раза выше нормы) звукобуква О+Ё, соответствующая белому цвету.

Несмотря на то что существование явлений звуковой символики неоднократно доказано экспериментально (например, работы А.Н. Журинского [1972], В.В. Левицкого [1973], Е.А. Гурджиевой [1973], А.П. Журавлева [1974]), единого мнения относительно научного статуса этих явлений ещё нет. По мнению Т.С. Филипповой, проблема заключается в том, что неизвестно, «считать ли звуковой символизм явлением чисто психологическим (синэстетическим), совершенно не затрагивающим устройства и функционирование языка, или же рассматривать его как один из аспектов семантики языкового знака» [Филиппова 1976: 95]. Но тем не менее, если звуковой символизм (а вместе с ним и звукоцветовой, так как он является одним из аспектов первого) существует, он должен как-то функционировать в тексте. И в первую очередь звукоцветовая символика должна функционировать в поэзии, так как очевидна её наибольшая звуковыразительность в сравнении с прозой: при создании образов в поэтических произведениях автор опирается не только на значения слов, но и на такие свойства, как внутренняя форма или звуковая оболочка.

Для Владимира Высоцкого значим звук как таковой, именно поэтому так широко и частотно использует он такие приёмы семантизации звука, как аллитерация, ассонанс, звукоподражание (об этом в работе Г.А. Розенберга [1998]).

Художественный мир Высоцкого отличается многообразием тем, мотивов, жанров и героев. Исследователи отмечают персонажный характер его поэзии. Герои Высоцкого — капитаны, лётчики, альпинисты, археологи, аквалангисты и т.д., их объединяет «решительность действий, которая прослеживается на семантическом уровне» [Соколова 2002: 303]. Это обусловливает частотность глаголов в произведениях и динамичный характер стихотворений поэта. Для исследования в области звукоцветовой окрашенности стиха именно динамичность произведений является «не лучшим» условием, так как эффект звукоцвета играет роль только в тех случаях, когда в стихотворениях создается определённая картина: поэт описывает какой-то предмет, явление природы, состояние души и т.д. Но это совсем не значит, что Высоцкий не пользуется звукоцветом вообще, так как целый ряд его произведений практически построен на фонологической организации стиха.

Вернемся к показательному в этом отношении стихотворению «Гололёд». Обращает на себя внимание фонологическая организация стихотворения, его инструментовка:

Гололёд на Земле, гололёд —
Целый год напролет гололёд.
Гололёд, гололёд, гололёд.
Целый год напролёт, целый год.

Основа звуковой инструментовки — нагнетание звукобуквы О+Ё — легко поддаётся интерпретации с точки зрения звукосимволизма. Даже не производя подсчёты, можно утверждать, что стихотворение окрашено в белый цвет. Он, действительно, стоит на первом месте по предпочтению автором. Нагнетание же поэтом одного образа (намеренное повторение лексемы «гололёд», «лёд») позволяет зрительно представить картину в белых тонах, а звуковая окрашенность стиха белым цветом как бы подсвечивает эту картину изнутри, ещё более нагнетая образ. Кроме того, автор пользуется и средствами лексики:

Будто нет ни весны, ни лета —
В саван белый одета планета.

Использование цветономинации помогает раскрытию сложной семантики белого цвета в этом стихотворении. Белый здесь не символ чистоты и невинности, а обреченности и даже смерти.

Стихотворение «Гололёд» является иллюстрацией использования одного звукоцвета - белого, стихотворение же «Здесь лапы у елей дрожат на весу...» несёт в своей звуковой оформленности информацию ряда цветов. Особенно показательны в этом отношении первые четыре строфы. Попробуем разобрать стихотворение построчно для выявления скрытого цветового подтекста.

Начнём с того, что в стихотворении все цвета звукобукв присутствуют с разным отклонением их количества от нормы. Главным по предпочтению является, конечно, зелёный (что соответствует содержанию: описание леса, зелени, листьев и т.д.). Но важно даже не это, а то, что почти каждая строка первых четырёх строф несёт в себе соответствующую содержанию звукоцветовую нагрузку.

Здесь лапы у елей дрожат на весу,
Здесь птицы щебечут тревожно —
Живёшь в заколдованном диком лесу,
Откуда уйти невозможно

Вся первая строфа окрашена в чистый зелёный звукоцвет. Здесь нет прямого лексического указания на цвет, однако автор рисует образ хвойного вечнозелёного леса.

Пусть черёмухи сохнут бельём на ветру...

Строка окрашена в белый звукоцвет, что подчеркивает косвенные номинации «черёмухи» и «бельё».

Пусть дождем опадают сирени...

Вторая строка этой же строфы окрашена в тёмно-синий звукоцвет, который можно соотнести по сходству с косвенной номинацией «сирени».

Твой мир колдунами на тысячи лет Укрыт отмени и от света...

Две первые строки третьей строфы окрашены автором в чёрный (тёмно-коричневый) звукоцвет, что также соответствует содержанию (укрыт от света ® отсутствие цвета ® мрак):

И думаешь ты, что прекраснее нет,
Чем лес заколдованный этот

Вторая и третья строки, где опять упоминается заколдованный лес, окрашены в зелёный.

Пусть на листьях не будет росы поутру,
Пусть луна с небом пасмурным в ссоре...

В четвёртой строфе две первые строки имеют тёмно-синий звукоцвет.

Всё равно я отсюда тебя заберу
В светлый терем с балконом на море

Последние две строки четвёртой строфы окрашены автором в белый звукоцвет, что подчёркивается косвенной цветономинацией «светлый терем»:

Рассмотренное стихотворение, на наш взгляд, является наиболее удачным относительно цветовых соответствий доминирующих гласных цветовым характеристикам содержания. В песне используется музыкальная организация стиха, чему способствует его звукоцветовая оформленность.

Стихотворение «Песня о двух белых лебедях» - яркий пример реализации оппозиции «белое — синее» на лексическом уровне. Автор маркирует белым лебедей и ангелов, синим — небесную высь и звёзды:

Двум белым ангелам сродни,
К земле направились они...

Она жила под солнцем — там,
Где синих звёзд без счета...

Ты воспари, крыла раскинь —
В густую трепетную синь

На фонетическом уровне в стихотворении реализуется лишь голубой цвет. Скорее всего, так получилось, потому что именно место обитания белых лебедей привлекло большее внимание поэта: он подробно, ярко описывает его, подбирая соответствующие эпитеты:

Ты воспари - крыла раскинь —
В густую трепетную синь,
Скользи по божьим склонам, -
В такую высь, куда и впредь
Возможно будет долететь
Лишь ангелам и стонам.

Выше мы привели примеры, иллюстрирующие показательные отношения звукоцветовой оформленности стиха и содержания целого произведения, но это не значит, что если в стихотворении выбор автором звукоцвета происходит произвольно, то звукоцветовая оформленность вообще не играет никакой роли. В каждом стихотворении обязательно присутствуют строки или даже строфы, способные нести в себе звукоцветовую организацию, то есть в которых в разной степени присутствует «картинное описание» событий, предметов, явлений и т.п.

Таким образом, мы выяснили, что, несмотря на динамичность сюжетов в поэзии Высоцкого, автор удачно использует такое свойство символики звуков, как способность вызывать незвуковые (цветовые) представления, а некоторые его стихотворения, на наш взгляд, являются просто шедеврами «звукоцветовой живописи».

Дюпина Ю.В. Цветообозначения в репрезентации поэтической картины мира Владимира Высоцкого: структура, семантика, функции. - Тюмень, 2009.

Новые материалы

Роль цветообозначений в создании образной системы поэзии В. Высоцкого

Известно, что лексика со значением цвета — это одно из важнейших средств создания словесной живописности и конкретной художественной образности в поэзии. Эта лексика позволяет художнику слова представить изображаемое в непосредственной наглядности, «зримости».

Подробнее...

Зеленый в цветовой картине мира В.Высоцкого

Общее количество лексем микрополя зеленого цвета в цветовой картине мира В.Высоцкого составляет 27 членов. Основная цветовая нагрузка лежит на семантическом ядре микрополя - это немотивированное моносемное прилагательное зеленый (1. Цвета травы, листвы. 3. Относящийся к растительности; состоящий, сделанный из зелени).

Подробнее...